Главная     Добавить в избранное 
  Уникальная
 

Электронная Библиотека

  Учебные пособия по экономике,
Электронные книги об экономической науке
Аренда квартир в СПб
Многополярность, как новая геополитическая модель мира
Основы геополитики »»
Основные категории современной геополитики »»
Многополярность, как новая геополитическая модель мира »»

Наконец, необходимо отметить немалое влияние на эволюцию геополитической картины мира и совокупности исторических традиций, представлений и оценок. Воздействие это двоякое. С одной стороны, историческая память мешает быстрому переходу международных отношений в новое качество, консервирует прежнюю разделительную систему и ее институты (такие, как Североатлантический альянс). С другой – эти субъективные факторы вполне реально «окрашивают» эволюцию международных отношений, либо препятствуя формированию новых геополитических реалий (к примеру, образованию еще одного глобального центра силы на Ближнем Востоке), либо подталкивая к интеграции идея Евразийского союза.

Геополитическая модель современного мира, таким образом, представляется многослойной и полицентрической. Над экономическим (точнее, экономико-географическим) многополюсным базисом такой базис составляют, разумеется, не только центры силы глобального и регионального уровня, но и трансрегиональные объединения по интересам, а также крупные государства, не принадлежащие – пока – ни к тем, ни к другим (Индия, Пакистан, ЮАР) высится многоэтажная и столь же многополюсная надстройка, где каждый полюс являет собой сосредоточие совокупной геополитической (с учетом «надстроечных» силовых факторов) мощи. Лишь все это «мироздание» в целом и образует сложную систему многополярности, с присущими ей тенденциями к одновременному соперничеству и сотрудничеству участников современной геополитической игры, к концентрации геополитической мощи в отношениях между ними.

Предложенное видение многополярности приводит к нескольким важным выводам.

Во-первых, хотя внутри большинства полюсов явно выделяются «центры притяжения» (Япония, США, Китай, Германия), между самими полюсами нет четких конфронтационных разграничительных полос. Это не военно-политические коалиции недавнего прошлого, когда состав участников был жестко определен, и какие-либо отношения с противной стороной квалифицировались как измена. Сегодня, возможно, например, одновременное участие западноевропейских стран, как в ЗЕС, являющимся военным «отделом» ЕС, так и в НАТО, в которой привилегированное место занимают США – лидер соперничающей геополитической зоны НАФТА. Еще парадоксальнее ситуация в ЮВА, где целые сектора национальных экономик (Малайзии, Индонезии) являются одновременно основными частями «Большой китайской экономики».

Во-вторых, действенный характер отношений между мировыми участниками геополитических игр не оставляют надежд на то, что с прекращением холодной войны и уходом от прежней биполярной модели международных отношений была ликвидирована всякая основа для конфронтации. В мировой политике сохраняется немалый конфликтный потенциал, генерируемый непрекращающейся геополитической конкуренцией. Вероятно, в обозримом будущем не существует риска вооруженных конфликтов высокого уровня (таких как глобальная ядерная или обычная войны с территориально экспансионистскими идеями). Зато с увеличением числа самостоятельных участников международных отношений, умножением индивидуальных интересов государств, удовлетворение которых возможно только в глобальном или региональном масштабе, существенно возрастает количество потенциальных коллизий меньшего размаха, но по большему кругу вопросов.

В-третьих, «многоярусность» геополитического мироустройства, необходимость регионального и комплексного подхода к оценке геополитической мощи той или иной стороны или группировки государств, способны привести к переоценке собственных сил и недооценке другой стороны при возникновении конфликтных ситуаций. Это чревато труднопрогнозируемыми поворотами международных отношений (в частности, неожиданными, на первый взгляд, кризисами и конфликтами, с быстрой эскалацией) или, наоборот, недооценке своих возможностей.

В-четвертых, наличие в системах отношений центров силы оснований для углубления и сотрудничества, и соперничества делает возможным сближение и даже блокирование до известных пределов двух и более геополюсов, если их интересы ущемляют один или несколько других центров силы (в частности, Россию с ее вероятной зоной влияния).

В-пятых, образование сложной многополярной структуры международных отношений. Существование многих равноценных осей геополитического соперничества вместо прежних двух-трех, среди которых особое место занимало противостояние между континентальной Россией и морскими державами Запада. Резкое ослабление России и прекращение ее односторонне-конфронтационных отношении с внешним миром; расширение спектра геополитических критериев, влияющих на мировую политику, на фоне относительного снижения веса чисто географических параметров – все ныне ставит вопрос справедливости геополитических моделей мироустройства.

Понимание сущности мировой политики как многоаспектного процесса взаимодействия полюсов силы различных уровней позволяет определить модернизированную фундаментальную геополитику еще и как науку о современной многополярности. Разумеется, предложенный комплексный подход применим и для анализа геополитических ситуаций прошлого.

Именно полицентрическая модель способствует образованию единого геополитического пространства в масштабах всей планеты (по аналогии с рынком, как бы ни менялся он в ходе эволюции), формирующим интегрированное экономическое пространство.

 

   
Выгодная аренда квартир в СПб на длительный срок.
© Все материалы размещены с согласия авторов
© Любое копирование разрешено лишь с указанием ссылки на сайт www.unilib.org
© www.unilib.org 2008